Монстры волжских глубин

Источник фото http://hmhsbritannic.ucoz.ru/photo/podvodnye_lodki/41-6-0

23 октября 1918 года саратовский пароход «Казань» рассекал водную гладь, держа курс на Камышин. Капитан стоял в рулевой рубке и безразлично взирал на привычные глазу ландшафты. Вдруг в кабельтове от носа корабля он увидел нечто невероятное, абсурдное, а потому ужасное. Из волжских глубин, поблескивая в лучах потускневшего солнца, всплывало «чудище обло, огромно, озорно, стозевно и лайяй». Внизу на палубе началась паника. Пассажиров охватил мистический ужас: интроверты молча крестились, остальные шумно бились в истерике и взывали к помощи архангела Михаила.

Ошарашенный капитан скомандовал «Право руля!», и избежавшее столкновения с неопознанным объектом судно на полном ходу село на мель. Инерция разметала пассажиров по палубе. Капитан бросился к левому борту, но на месте всплытия «монстра» уже плескались свинцовые волны.

«Проделки безумца»

«Я не желаю быть расстрелянным за проделки этого безумца!», – заявил в сердцах один из Петроградских инженеров, указывая на неказистое импровизированное сооружение. Инженера смущало слишком уж оригинальное устройство узкого слипа, предназначенного для «бокового» спуска двух стотонных подводных лодок. Стоявший рядом с инженером чрезвычайный комиссар Брейтшпрехер напомнил ему и всем присутствовавшим специалистам, что он имеет право привлекать для осуществления секретной операции всё и всех под страхом расстрела. Ропот инженеров тут же прекратился.

Способ, предложенный Константином Брейтшпрехером, был действительно очень рискованным. Малейшая оплошность грозила катастрофой, так как ширина слипа была в 10 раз меньше длины подводных лодок. Но при благоприятном стечении обстоятельств спуск мог завершиться всего за 15 секунд.

Секретная операция проводилась в сентябре – октября 1918 года. Две «малые» подводные лодки «Минога» и «Макрель» прибыли на транспортерах по железной дороге из Балтийского завода на станцию Увек под Саратовом. К их приезду на берегу Волги был сооружен слип с салазками. Во время спуска все трущиеся поверхности были смазаны тонной животного жира. Спуск производился с помощью системы двадцати тонных домкратов Беккера.

При спуске «Миноги» не обошлось без происшествия. Инженер, осуждавший «проделки безумца», не выполнил приказ чрезвычайного комиссара и вместо японского стального троса использовал пеньковый. Трос незамедлительно лопнул. Только по счастливой случайности лодка не опрокинулась и не пострадала. Провинившегося инженера тут же арестовали чекисты. То, чего он больше всего опасался, свершилось.

 

Сумбурная идея Сталина

Идея переправить подводные лодки с Балтики на Каспий родилась в голове Иосифа Сталина в августе 1918 года. В то время он возглавлял оборону Царицына от войск атамана Краснова. Свои соображения по этому поводу он изложил в письме В.И. Ленину.

«Идет борьба за юг и Каспий, – писал он в своем послании. – Для оставления за собой всего этого района…необходимо иметь несколько миноносцев легкого типа и штуки две подводных лодок… Умоляю Вас разбить все преграды и тем облегчить – двинуть вперед дело немедленного получения требуемого».

Сталин пытался таким образом сформировать Каспийскую флотилию для борьбы с господствующим в Каспийском море английским и деникинским флотом. Шла жестокая борьба за единственный источник углеводородного сырья – бакинскую нефть.

Ленин, как всегда, отреагировал молниеносно. В штаб Балтфлота ушла соответствующая директива «для немедленного исполнения». Владимир Ильич требовал отправить по Волге не две, а четыре подводных лодки. Командующий с вождем пролетариата спорить не стал. Памятуя о недавнем расстреле своего предшественника адмирала Щастного (21 июня 1918 г), он быстро отписал распоряжения проектировщику подводных лодок профессору И.Г. Бубнову. Бубнов, также памятуя о судьбе несчастного адмирала, не стал возражать командующему и направил руководству Балтийского завода задание отремонтировать старые, прошедшие тихоокеанскую стихию, малотоннажные подводные лодки «Миногу», «Макрель», «Касатку», «Окунь».

Волокита с перепиской тянулась больше месяца. Ленин практически ежедневно интересовался судьбой проекта. И требовал, требовал, требовал. Но вскоре он отвлекся и окончательно забыл о секретной операции.

Морские инженеры и военноначальники, участвовавшие в проекте, были убеждены не только в безграмотности тех, кто поставил перед ними подобную задачу, но и в их беспросветной глупости.

Подводные лодки в Северном Каспии были также бесполезны, как и в степях Украины. Эта зона Каспийского моря крайне мелководна. В то время глубина здесь колебалась от 1,5 до 6 метров (при высоте самой лодки в два метра).

«Эта часть Каспийского моря представляет как бы осыхающее солончаковое озеро, обмеляемое постоянно наносами Терека, Кумы, Волги и Урала; наибольшее обмеление замечается в северо-западном углу, – докладывали в Морскую коллегию гидрографы. – Вся северная часть Каспийского моря покрывается сплошным льдом с половины ноября до половины марта. Отсутствие приметных природных ориентиров на побережье и его однообразие серьезно затрудняют навигацию».

«Обмеление является непреодолимым препятствием для развития мореплавания в этой части Каспийского моря», – сделали неутешительный вывод эксперты. Но записка эта дальше Морской коллегии не пошла.

 

Участие в боях

Итак, первые две подводные лодки в начале октябре 1918 года были благополучно спущены на воду. Они были полностью укомплектованы необходимым вооружением и «неподкупным» личным составом. Подлодки провели учебные стрельбы и испытания на погружение-всплытие (именно во время этих испытаний и произошла встреча «Миноги» с пароходом «Казань»). В конце октября лодки ушли на буксире в Астрахань, сделав короткую остановку в Царицыне. В это время у станции Бологое на транспортеры грузились еще две подлодки. Прибыв в Саратов, они застали Волгу скованную льдом. «Окунь» и «Касатка» провели зиму в затоне Князевка и лишь весной 1919 года на короткое время пополнили Астраханскую Каспийскую военную флотилию (АКВФ).

Командовал Каспийским дивизионом подводных лодок Ордовский-Танаевский, который в начале апреля бежал из Астрахани на моторном баркасе в Петровск (Махачкалу) к белым. Позже он вступил в командование тральными судами черноморского флота Деникина.

Каспийский флот красных до 1919 года имел только одну базу – в Астрахани. Необходимо было добыть в боях хотя бы еще одно место для дислокации военных кораблей.

30 апреля суда АКВФ высаживают десант (400 бойцов) на берегу Тюб-Караганского залива и захватывают Форт Александровский (с 1939 года Форт Шевченко, Казахстан) с целью использовать его и стоянку в заливе в качестве маневренной базы флотилии. Расположенный на берегу полуострова Мангышлак, форт занимал ключевое положение в центральной части Каспийского моря, но, не имея сухопутных коммуникаций, всецело зависел от морского подвоза. 7 мая отряд судов АКВФ вышел из Астрахани в Тюб-Караганский залив. Навигационно-гидрологические условия не позволяли вести активные боевые действия, базируясь на Астрахань, отделенную от моря сорокамильным мелководным каналом. Его глубина при сгонных северных ветрах уменьшалась до 2 метров. В составе отряда были подводные лодки «Минога» и «Макрель». В перспективе командующий АКВФ планировал высадить десант в Петровске и захватить его.

21 мая отряд противника в составе шести вооруженных пароходов, укомплектованных английскими офицерами, с русскими машинными командами, подошел к Тюб-Караганскому заливу с запада. Руководил операцией командующий английским флотом на Каспии коммодор Норрис. Он решил атаковать силы красных на рейде Форта Александровский. В результате пяти часового боя флот красных был разбит. В ходе боя подводные лодки «Минога» и «Макрель» не смогли осуществить ни единой торпедной атаки из-за малых глубин. В конце боя «Макрель» напугала своим перископом коммодора Норриса, который развернул свои корабли и ушел восвояси. «Минога» же запуталась в стальном швартовом тросе и лишь благодаря мужеству экипажа сумела освободиться и отплыть вслед за отступающим флотом. 24 мая она прибыла в Астрахань с сильно обгоревшей надстройкой и с перегретыми дизелями.

Так закончился единственный бой двух балтийских подводных лодок на Северном Каспии. «Окунь» и «Касатка» в боевых действиях не участвовали. Они прибыли в Астрахань сразу после «драки» 24 мая. И уже 3 июня все подлодки отправились вверх по Волге в Нижний Новгород. Реввоенсовет республики опасался, что наступающие на Царицын и Астрахань войска Врангеля могут захватить суда АКВФ.

 

Судьба каспийских «монстров»

6 июля 1919 года разведка белых, захвативших 30 июня Царицын, докладывала руководству, что подводные лодки красных на буксирах проследовали вверх по Волге. Почему врангелевцы не попытались захватить их или нанести какой-либо вред, не понятно.

3 августа все четыре лодки были задержаны по пути в Нижний Новгород из-за мелководья под Казанью (спад уровня воды в реке). Там, близ Паратского затона, они и остались зимовать до будущего года.

Весной 1920 года каспийские подлодки вновь оказываются в Астрахани. В июне их база перемещается в освобожденный от белых Баку.

14 сентября оставшиеся в Баку подводники во главе с новым начальником дивизиона В. Н. Калининым приступили к разборке механизмов подводных лодок и отправке их в Николаев. В 1924 году легендарные волжские «монстры» пошли на слом.

Вячеслав ЯЩЕНКО

Справка:

«Минога» – первая в мире подводная лодка, обладающая дизель-электрическим двигателем. Во время ее создания (1906 г.) применялись следующие инновации: трубчатые торпедные аппараты, реверсные двигатели, винт регулируемого шага. «Минога» была одной из лучших лодок русского Балтфлота. Скорость – 11 узлов в надводном положении, 5 узлов – в подводном. Длина – 32,6 м, ширина – 2,8 м, высота – 2,8 м. Вооружена двумя торпедными аппаратами и одним пулеметом.

Во время учебных маневров в 1913 году из-за оплошности командира «Минога» затонула на глубине 30 м. Обошлось без жертв. Подлодку подняли и отремонтировали. Первая мировая война застала «Миногу» в составе 1-го дивизиона Бригады Балтийского флота. Она активно использовалась для несения дозоров на Центральной минно-артиллерийской позиции в районе Моонзундского архипелага.

Автор: краевед Вячеслав Ященко

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *