В Астрахани прошел одиночный пикет возле минздрава региона

 

25 октября у входа в министерство здравоохранения Астраханской области гражданская активистка Вера Иноземцева провела одиночный пикет. В руках пикетчица держала плакат: «Расходы на медицину – 362 миллиарда  ₽. Расходы на военные нужды – 4,2 триллиона ₽. «Социальное» государство».

Через минут двадцать после начала пикета к пикетчице подошла женщина из министерства, которая предложила пройти в здание министерства и рассказать о своей проблеме. Пикетчица не согласилась.

«Я не вижу смысла в общении с министром, в ведении которого медицинские учреждения находятся в таком состоянии. Люди получают мизерные зарплаты, лекарств и оборудования нет, потому что нет финансирования. Денег нет – но вы держитесь – наглядно видно на держащемся на последнем дыхании здравоохранении. Оно хорошее, доступное и быстрое только на сайтах руководителей» – пояснила Вера свое решение не идти в министерство.

 

Астраханка в течении часа простояла в пикете. По звонку из здания министерства, прибыли два автоматчика, проверили документы.

Как пояснили сотрудники Росгвардии они приехали по вызову.

Проходившие мимо горожане по разному реагировали на содержание пикета.

«Как ни приедешь в министерство – у них никогда нет денег» – прокомментировала женщина, выходившая из министерства, из под верхней одежды которой проглядывались медицинские маска и халат.

«Да она за деньги стоит» – объяснил собеседнице мужчина, явно относящийся к руководящему составу регионального здравоохранения.

«Все на войну тратят, а ты бегай лекарства ищи» – заметил побывавший в министерстве пожилой мужчина.

Стоит отметить, что вход в само министерство оборудовано высокой громоздкой лестницей, при этом сооружение с клумбами не оборудовано пандусом.

 

 

 

 

 

Отсутствие газонной травы компенсировала зеленого цвета галька, которой усыпаны газоны.

После пикета Вера Иноземцева рассказала, что 5 октября «лично столкнулась с реальностью регионального здравоохранения»

«Ни для кого не секрет, что «скорая» едет очень долго. В моем случае, время пути до больницы на «скорой», вместе с ожидаем составило около часа, для сравнения, на такси можно добраться минут за 10-15. Ехали мы через Новый мост. Кто ездил по нему, знает, какое там дорожное покрытие. Так вот, теперь представьте следующее: в машине скорой помощи не было амортизатора. Совсем. Сказать, что мне стало хуже во время поездки – ничего не сказать. И так самочувствие не очень было (слабость, головокружение), а ещё и по таким американским горкам проехаться! Ух, круто как!» – рассказала Вера.

Отметив при этом, что к самой «бригаде скорой помощи у меня никаких претензий нет, а вот к тем, кто финансирует их – вопросов немало».

Так же Вера пояснила, что «вместо того, чтобы приступить непосредственно к лечению, мне пришлось подписывать огромное количество бумажек. Мелочь, но неприятно. Потеряли на этом время. Опять же, к самим врачам у меня претензий нет – они тут такие же заложники ситуации, как и я».

В больнице имени Кирова, куда активистка была госпитализирована, девушка отметила:

«В моей палате было 7 койко-мест, хотя очевидно было, что 7 кровать не должна стоять посередине палаты и загораживать другие койки. Это связано с тем, что на, к примеру, 10 палат в отделении должно быть 1-2 платные палаты. Знаете чем они отличаются? Тем, что в них не более 3 мест и работает телевизор! Да-да, в других палатах он не работает. Впрочем, есть и ещё одно отличие платной палаты от бесплатной – это возможность посещения родственниками. То есть в бесплатную палату родственник пройти не может, а в платную – может. Во все палаты могут заходить продавцы (!) пирожков и белья. Не думаю, что это нормально. Кстати, знаете, почему в данном случае хорошо, что есть продавцы пирожков? Потому что питание просто фантастическое! На завтрак зовут в промежутке от 8 до 9 часов утра, на обед – часа в 2, а ужин – в 5 вечера. Причём в отделении предусмотрено питание в 11 утра и 4 вечера, но ни разу не довелось это питание увидеть. К слову, качество еды тоже очень страдает. Подозреваю, что выделяют одно количество денег на продовольствие, а по факту используется гораздо меньшее. Следующий недостаток, если это слово вообще тут уместно, – это тот факт, что в отделении не было никаких лекарств от головной боли, успокоительных и средств для нормализации пищеварения. Да что там, даже йода не было» – рассказала Вера.

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *