Рабский труд заключенных

В колониях используют труд заключенных, при этом оплата и условия труда не соответствуют конституционным нормам считают правозащитники. Данную проблему можно решить только на законодательном уровне, внеся поправки в Кодексы РФ.

Уполномоченный по правам человека в Астраханской области прокомментировал ситуацию с трудовым правом на территории региона

Проблемы, существующие в уголовно-исполнительной сфере, отражают трудности, имеющиеся в обществе. Это относится и к области трудовых правоотношений. Прежде всего, отмечает омбудсмен, что в настоящее время в результате фактически развала прежней производственной инфраструктуры учреждений уголовно-исполнительной системы резко снизилось количество трудоустроенных из числа осужденных.

«Из 3514 осужденных, содержащихся в пяти колониях на территории Астраханской области по состоянию на 1 июля т.г., трудоустроено 967 человек (27,5%). Относительно благополучно выглядит ситуация только в ИК-6 (40,8% трудоустроенных), но и здесь в текущем году, по сравнению с 2016 годом, сокращение составило порядка 100 человек» – сообщил Андрей Спицын.

При этом, Андрей Владимирович отмечает, что «опросы, проведенные сотрудниками аппарата Уполномоченного по правам человека в ряде ИК показывают, что значительная часть осужденных выражает желание трудиться. Прослеживаемая мотивация вполне очевидна: 1) стремление как можно быстрее («до окончания срока наказания») возместить ущерб потерпевшим; 2) необходимость выполнение обязательств алиментного характера, а также добровольная помощь членам семьи; 3) возможность использования заработанных денежных средств для приобретения дополнительных продуктов питания. Существенно и то, что само по себе участие в труде учитывается при принятии решения об условно-досрочном освобождении (как фактор, положительно характеризующий осужденного).

В первом – втором кварталах текущего года в адрес Уполномоченного по правам человека в Астраханской области поступали обращения лиц, освободившихся из мест лишения свободы, которые сообщали о невозможности оформить пенсию. В этой связи в мае – июне по поручению сотрудниками его аппарата были проведены проверки учреждений уголовно-исполнительной системы, расположенные на территории региона.

«Как показали проверки, наиболее характерными проявлениями нарушений трудовых прав осужденных являются:

– несвоевременное и в неполном объеме внесение сведений в карты учёта труда осужденных;

–  ненадлежащее оформление договоров междуИК и сторонними партнёрами (выступающими, по сути, работодателями) –как правило, в них не указывается количество осужденных, выводимых на объекты, размер устанавливаемой им заработной платы, а также сумма средств, из которых будут выплачиваться зарплата.

– администрации ИК практически никогда не знакомят осужденных под роспись с издаваемыми приказами о назначении их на работу.

– имеют место задержки более месяца выплаты заработной платы.

– выявлены факты необоснованного превышения размера удержаний по сравнению с реальными затратами на питание, вещевое довольствие и т.д.

– имеют место нарушение в сфере охраны труда (отсутствие либо недоукомплектованность аптечек, недостаточное количество средств индивидуальной защиты, неработающая вентиляция и т.д.) – констатировал Спицын.

Проблемы, возникшие у вышеуказанных заявителей, как раз и возникли из-за того, что отсутствует нормально урегулированная система учёта самого факта трудовой деятельности, оплаты труда, ведения трудовых книжек.

По итогам обобщения результатов проверок Уполномоченным по правам человека направлено заключение в адрес и.о. начальника УФСИН России по Астраханской области.

«Что касается предпосылок нарушения трудовых прав осужденных, то главная из них – дуализм правового регулирования, когда часть вопросов организации их труда регулируется трудовым, а другая часть – уголовно-исполнительным законодательством» – заявил Андрей Спицын.

По мнению Уполномоченного по правам человека в Астраханской области, «на осужденных должно без всяких дискриминационных условий распространяться конституционное положение о свободе труда. Кроме того, организация труда осужденных должна осуществляться на основе трудового законодательства, в связи с чем в трудовой кодекс РФ целесообразно включить специальную главу, регулирующую особенности трудовой деятельности лиц, отбывающих наказание в виде лишения свободы».

Руководитель Уральского демократического фонда Николай Щур:

«Поскольку нормирование, как экономический институт, в системе исполнения наказаний отсутствует. Я объехал десятки колоний и не только в Челябинской области, и во многих колониях штатные экономисты, нормировщики убеждали меня, что не возможно отнормировать труд вообще. Скажем, изготавливаем мы сувенирную коробочку – как можно нормировать производство этих коробочек? То есть, люди вообще никак незнакомы с экономикой. Не знаю, где они обучались. В любом техническом вузе проходят эти элементарные понятия о том, как нормируется труд и так далее. Они ничего этого просто не понимают. Тюремщики исходят из двух понятий. Первое. Труд заключенного носит обязательный характер. Об этом говорит уголовно-исполнительный кодекс. То есть, человек не может отказаться от того, чтобы его назначили на работу. Если он отказывается, это считается злостным нарушением порядка отбывания наказания. И второе: действие трудового законодательства при оплате труда не распространяется на заключенных. Поэтому осужденные и получают 10-20-50 рублей за работу в месяц.

Реально – препарировать Приказ № 624. Препарировать с единственной целью – немедленно его отменить, заменив всего одной страничкой: работы тарифицируются по 6-ти разрядной сетке, отношение первого разряда к шестому 1:2. Первый разряд – МРОТ на данный момент. И все – без десятков пустопорожних листов Приказа 624, запутывающих и без того не отягощенных знаниями тюремных финансистов. Дальше заставить тюремщиков разработать практические, а не декоративные, как сейчас, Положения об оплате труда осужденных: с настоящей тарификацией работ, с обучением осужденных профессиям и использованием их способностей согласно присвоенной квалификации. Реально – подача десятков тысяч исков к ФСИН на невыплату причитающейся осужденным заработной платы за годы неоплаченного интенсивного труда. Только массовостью обращений в суд можно заставить систему (в том числе и судебную) реформировать себя реально, а не бумажной концепцией. При этом реальные реформы можно провести за год-полтора, а не размазывать перспективу до 2020 года».

Лев Пономарев, исполнительный директор Фонда «В защиту прав заключенных» ООД «За права человека»

«Последний раз эти вопросы обсуждались на слушаниях в 2014 году. 29 апреля 2014 года парламентские слушания проходили в Совете Федерации, а 22- 23 мая 2014 года состоялись слушания, инициированные Уполномоченным по правам человека в РФ Эллой Памфиловой на базе Владимирского юридического института ФСИН России. В слушаниях участвовало руководство ФСИН России и правозащитники.

«Положение с трудом осужденных в нашей уголовно-исполнительной системе без преувеличения такое: с одной стороны, оно антигосударственное, поскольку государство теряет огромную прибыль; антиобщественное, поскольку общество в лице людей, выходящих из мест заключения, чаще всего не готово к социально здоровому образу жизни, к общественно полезному труду; и антиличностное, поскольку во время заключения у человека практически нет объективных условий для развития. И часто происходит деградация личности, потому что без труда – это деградация» (из выступления омбудсмена Эллы Памфиловой на Парламентских слушаниях на тему «Вопросы организации труда лиц, содержащихся в местах лишения свободы», 29 апреля 2014 года). В этих слушаниях участвовал и Фонд «В защиту прав заключенных». Кроме прочего мы говорили и о том, что необходима открытость. Отношения колонии с заказчиком должны быть прозрачными – контракты между ними должны быть размещены на доступных всем источниках – например, на сайтах колоний. Тогда любой желающий сможет убедиться в соответствии получаемых и выплачиваемых средств. В итоге была выработана единая точка зрения о необходимости включить в УИК новую главу. В этой главе надо максимально приблизить нормы труда для осужденных к общим нормам труда. Возможно, надо прописать для каждого случая существование трудовых договоров, где был бы обозначен размер оплаты, условия труда. Сейчас можно определенно сказать, что, несмотря на правильные решения, фактически ничего сделано не было. По-прежнему заключенные работают за унизительно низкую плату, перерабатывают, никуда не пропал и травматизм.

Статья 37 Конституции РФ гласит: «Каждый имеет право на труд в условиях, отвечающих требованиям безопасности и гигиены, на вознаграждение за труд без какой бы то ни было дискриминации и не ниже установленного федеральным законом минимального размера оплаты труда».

С 1 июля 2017 года федеральный МРОТ подняли с 7500 до 7800 рублей. Это значит, что меньшую зарплату заключенным платить просто не имеют права. В действительности же, по многочисленным сообщениям и публикациям в прессе, можно сказать, что редко в какой колонии зарплата превышает 500 рублей в месяц. А во многих случаях зарплата составляет всего несколько десятков рублей в месяц.

Вопрос труда заключенных и тюремного производства, как и прежде, остается в поле зрения правозащитников и вызывает множество дискуссий. Подневольный характер труда, плохие условия труда, устаревшее оборудование, отсутствие должного контроля за техникой безопасности, продолжительный рабочий день, завышенные нормы выработки, низкие зарплаты – все это имеет место быть и позволяет многим считать, что труд заключенных носит рабский характер. Более того, и правовое регулирование труда до сих пор остается нерешенным и болезненным для системы исполнения наказания. В настоящее время, согласно УИК, труд заключенных является обязательным, и отказ от трудовой деятельности является нарушением режима наказания. В то же время, в УИК существует поправка, что «администрация обязана обеспечить заключенных работой, исходя из наличия рабочих мест». Получается, что если рабочих мест недостаточно, заключенные могут не работать. Но если заключенный трудоспособен, но не работает – ему сложнее погасить задолженность и получить УДО.

Вновь этот вопрос был поднят на съезде «В защиту прав человека», который проходил в Москве 26-27 ноября текущего года. Исследования правозащитников показали, что ничего в оплате труда заключенных не изменилось. Прозвучало предложение внести отдельную главу в ТК РФ, которая бы регулирующую особенности трудовой деятельности лиц, отбывающих наказание в виде лишения свободы, защищая конституционные права этой категории граждан».

В Астрахани бывший начальник УФСИН России по Астраханской области признан виновным в превышении должностных полномочий

Собранные вторым отделом по расследованию особо важных дел СУ СК России по Астраханской области доказательства признаны судом достаточными для вынесения обвинительного приговора в отношении бывшего начальника УФСИН России по Астраханской области Алексея Киктева. Он признан виновным в превышении должностных полномочий (ч. 1 ст. 286 УК РФ).

Следствием установлено, что в декабре 2015 года родственник Киктева приобрел дом на территории г. Астрахани, которым фактически владел и пользовался сам бывший начальник УФСИН.

В период с декабря 2015 по октябрь 2016 года Киктев, превышая свои должностные полномочия, потребовал от двух своих подчиненных «облагородить» его домовладение. Подчиненные, опасаясь негативных последствий на службе, были вынуждены приобрести на собственные денежные средства материалы и комплектующие для изготовления окон, лестницы, шкафов, вольера для собаки, а также тротуарную плитку.

Затем в производственных цехах исправительной колонии часть предметов была изготовлена лицами, отбывающими наказание в данном учреждении, и вывезена на служебном автотранспорте в дом Киктева.

Данные факты выявлены сотрудниками УФСБ и УМВД России по Астраханской области.

Приговором Советского районного суда г.Астрахани от 02.11.2017 г. бывший начальник УФСИН России по Астраханской области признан виновным в совершении  преступлений, предусмотренных  ч.1 ст.286, ч.1 ст.286 УК РФ, т.е. в совершении должностным лицом действий, явно выходящих за пределы его полномочий и повлекших существенное нарушение прав и законных интересов граждан и охраняемых законом интересов общества и государства. Ему назначено наказание в виде  лишения права занимать должности, связанные с осуществлением функций представителя власти, организационно-распорядительных и административно-хозяйственных полномочий в правоохранительных органах, в государственных органах, органах местного самоуправления, а также в государственных и муниципальных учреждениях сроком на 3 года.

Гособвинитель подал апелляцию на приговор. Суд апелляционной инстанции в конце декабря приговор изменил и усилил наказание до 2 лет лишения свободы условно с испытательным сроком на 1 год

 

Труд заключенных не оформляется должным образом

Находящийся в колонии осужденный Николай ( данные не публикуются, в связи с возможным преследованием заключенного) рассказал, что выполняя работы по изготовлению очистных сооружений, его, «как и многих других осужденных выполнявших этот ФСИН заказ, оформляли в качестве разнорабочих, хотя работы проводили сварочные».

«Данное оформление и зачисление на рабочие должности, дают возможность администрации учреждения занижать выплату денежных средств. Хотя выполняемые работы проводились на профессиональном уровне и в поставленный заказчиком срок» – сообщил Николай.

В аппарате уполномоченного прокомментировали данное заявление.

«В таких случаях единственным способом защиты права отбывающего в местах лишения свободы является обращение в суд с иском об установлении факта трудовой деятельности в должности сварщика и взыскании заработной платы» – сообщил руководитель аппарата Даниар Батрашев.

Из предоставленной на обозрение корреспонденту бухгалтерской справки следует, что за 2015 год Николаем за год было получено 7 591, 08 рублей, из которых выданные ему были 1 897, 72 рубля после удержаний НДФЛ, вещевого обеспечения, питания, вычетов по исполнительному листу.

На осужденных не распространяются нормы ТК РФ

Трудовые отношения между учреждениями УФСИН и находящихся в них отбывающих наказания граждан регулируются двумя кодексами РФ.

Так, все учреждения УФИН ссылаются на письмо министерства труда и социальной защиты Российской Федерации от 18.08.2014 № 1414\2\10В-5159, согласно которому учреждения УФСИН не вправе оформлять трудовые книжки осужденным, и «нормы трудового законодательства на них распространяются в ограниченном объеме».

Личные деньги осужденных лиц, находящихся в исправительных учреждениях, подлежат специальному учету по учету личных денег и других ценностей, принадлежащих осужденным, подозреваемым и обвиняемым, находящимся в исправительных учреждениях и следственных изоляторах ФСИН России, утв. Приказом Минюста России от 08.12.2006 N 356

в соответствии с Инструкцией N 356 личные деньги осужденных не являются денежными средствами ИУ, следовательно, при наступлении определенных условий подлежат возврату или перечислению по назначению. С этой целью учреждению открывается лицевой счет по учету средств, поступающих во временное распоряжение учреждения, открытый ему в территориальных органах Федерального казначейства в порядке, установленном законодательством РФ (п. 4 Инструкции N 356).

Согласно п. 4 Инструкции N 356 бухгалтерия учреждения открывает лицевой счет осужденного по установленной форме. Лицевому счету присваивается номер, состоящий из начальной буквы фамилии осужденного и номера личного дела, который регистрируется в оборотной ведомости движения личных денег. В дальнейшем на данном счете учитываются все операции по поступлению и выбытию личных денег осужденного.

 

СТ 91 УИК РФ

Источник: http://uikod.ru/osobennaya-chast/razdel-4/glava-13/st-91-uik-rf

  1. Осужденные вправе получать переводы денежных средств и за счет средств, находящихся на их лицевых счетах, осуществлять переводы денежных средств близким родственникам, перечень которых определен пунктом 4 статьи 5 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации. Осуществление переводов денежных средств иным лицам допускается с разрешения администрации исправительного учреждения в порядке, установленном Правилами внутреннего распорядка исправительных учреждений.

В соответствии с Уголовно-исполнительным кодексом Российской Федерации (УИК РФ), осужденным к лишению свободы, по установленным правилам, разрешено приобретать продукты питания и предметы первой необходимости по безналичному расчету за счет средств, заработанных в период отбывания наказания, а также за счет получаемых пенсий, социальных пособий и денежных переводов. При этом необходимо отметить, что все указанные средства зачисляются на лицевые счета осужденных. Денежные средства, заработанные осужденными в период отбывания наказания, а также получаемые ими пенсии и пособия могут расходоваться на указанные цели без ограничения.

Статья 121. Условия отбывания лишения свободы в исправительных колониях общего режима

 ► Осужденным к лишению свободы, отбывающим наказание в обычных условиях в исправительных колониях общего режима, проживающих в общежитиях, разрешается: а) ежемесячно расходовать на приобретение продуктов питания и предметов первой необходимости помимо средств, указанных в части второй статьи 88 настоящего Кодекса, иные средства, имеющиеся на их лицевых счетах, в размере 9000 рублей;

► Осужденным, отбывающим наказание в строгих условиях, проживающих в запираемых помещениях, разрешается: а) ежемесячно расходовать на приобретение продуктов питания и предметов первой необходимости помимо средств, указанных в части второй статьи 88 настоящего Кодекса, иные средства, имеющиеся на их лицевых счетах, в размере 7800 рублей;

Статья 123. Условия отбывания лишения свободы в исправительных колониях строгого режима

► Осужденным к лишению свободы, отбывающим наказание в обычных условиях в исправительных колониях строгого режима, проживающих в общежитиях, разрешается: а) ежемесячно расходовать на приобретение продуктов питания и предметов первой необходимости помимо средств, указанных в части второй статьи 88 настоящего Кодекса, иные средства, имеющиеся на их лицевых счетах, в размере 7800 рублей;

► Осужденным, отбывающим наказание в облегченных условиях, проживающих в общежитиях, разрешается: а) ежемесячно расходовать на приобретение продуктов питания и предметов первой необходимости помимо средств, указанных в части второй статьи 88 настоящего Кодекса, иные средства, имеющиеся на их лицевых счетах, в размере 9000 рублей;

► Осужденным, отбывающим наказание в строгих условиях, проживающих в запираемых помещениях, разрешается: а) ежемесячно расходовать на приобретение продуктов питания и предметов первой необходимости помимо средств, указанных в части второй статьи 88 настоящего Кодекса, иные средства, имеющиеся на их лицевых счетах, в размере 7200 рублей;

Статья 125. Условия отбывания лишения свободы в исправительных колониях особого режима

► Осужденным к лишению свободы, отбывающим наказание в обычных условиях в исправительных колониях особого режима, проживающих в общежитиях, разрешается: а) ежемесячно расходовать на приобретение продуктов питания и предметов первой необходимости помимо средств, указанных в части второй статьи 88 настоящего Кодекса, иные средства, имеющиеся на их лицевых счетах, в размере 7200 рублей;

► Осужденным, отбывающим наказание в облегченных условиях, проживающих в общежитиях, разрешается: а) ежемесячно расходовать на приобретение продуктов питания и предметов первой необходимости помимо средств, указанных в части второй статьи 88 настоящего Кодекса, иные средства, имеющиеся на их лицевых счетах, в размере 7800 рублей;

► Осужденным, отбывающим наказание в строгих условиях, проживающих в помещениях камерного типа, разрешается: а) ежемесячно расходовать на приобретение продуктов питания и предметов первой необходимости помимо средств, указанных в части второй статьи 88 настоящего Кодекса, иные средства, имеющиеся на их лицевых счетах, в размере 6600 рублей;

Статья 131. Условия отбывания лишения свободы в тюрьмах

► Осужденным, отбывающим наказание на общем режиме, разрешается: а) ежемесячно расходовать на приобретение продуктов питания и предметов первой необходимости помимо средств, указанных в части второй статьи 88 настоящего Кодекса, иные средства, имеющиеся на их лицевых счетах, в размере 7200 рублей;

► Осужденным, отбывающим наказание на строгом режиме, разрешается: а) ежемесячно расходовать на приобретение продуктов питания и предметов первой необходимости помимо средств, указанных в части второй статьи 88 настоящего Кодекса, иные средства, имеющиеся на их лицевых счетах, в размере 6000 рублей; Статья 133. Условия отбывания лишения свободы в воспитательных колониях

► Осужденным, отбывающим наказание в воспитательных колониях в обычных условиях, проживающих в общежитиях, разрешается: а) ежемесячно расходовать на приобретение продуктов питания и предметов первой необходимости помимо средств, указанных в части второй статьи 88 настоящего Кодекса, иные средства, имеющиеся на их лицевых счетах, в размере 10800 рублей;

► Осужденным, отбывающим наказание в облегченных условиях, проживающих в общежитиях, разрешается: а) ежемесячно расходовать на приобретение продуктов питания и предметов первой необходимости помимо средств, указанных в части второй статьи 88 настоящего Кодекса, иные средства, имеющиеся на их лицевых счетах, в размере 11400 рублей;

► Осужденным, отбывающим наказание в строгих условиях, проживающих в изолированных жилых помещениях, запираемых в свободное от учебы или работы время, разрешается: а) ежемесячно расходовать на приобретение продуктов питания и предметов первой необходимости помимо средств, указанных в части второй статьи 88 настоящего Кодекса, иные средства, имеющиеся на их лицевых счетах, в размере 9600 рублей;

Статья 118. Условия содержания осужденных к лишению свободы в штрафных изоляторах, помещениях камерного типа, единых помещениях камерного типа и одиночных камерах

► Осужденным, переведенным в помещения камерного типа, единые помещения камерного типа и одиночные камеры, разрешается а) ежемесячно расходовать на приобретение продуктов питания и предметов первой необходимости средства, имеющиеся на их лицевых счетах, в размере 5000 рублей;

► Кроме того, согласно ст. 113 УИК РФ, за хорошее поведение, добросовестное отношение к труду, обучению, активное участие в воспитательных мероприятиях, осужденные к лишению свободы, в качестве меры поощрения разрешено дополнительно расходовать деньги в размере до 1500 рублей.

Бывший политзэк Игорь Стенин рассказал о своем трудовом опыте в учреждениях УФСИН.

Находясь в астраханской колонии-поселении при ИК-10, Игорь Стенин на работу трудоустроен не был, в связи с отсутствием вакансий.

«В конце февраля 2017года, 20 числа я был этапирован в тамбовский лагерь общего режима ИК-3, там я уже сам на своём опыте узнал и про условия и оплату труда заключённых. Работа на промзоне ИК. У меня есть опыт работы столяром (а почти во всех лагерях есть столярные цеха), поэтому я попросился в столярку. Попав в колонию я сразу заболел, так как долго находился в СИЗО без свежего воздуха и возможности свободного передвижения. Медицина в лагерях мало, чем изменилась с прошлого века, если раньше давали анальгин от всех болезней, то теперь дают парацетамол. Больной, с насморком и температурой я был вызван на работу. Правда, не в столярку, а в цех контактной сварки. Целый месяц я ходил в холодный и сырой цех, и если бы не Иван, который отпаивал меня горячим молоком с маслом (он меня и выходил), я и масло (маргарин) и молоко впервые за 5 месяцев увидел у него. Отстоишь смену до обеда, напьешься, смеси маргарина с молоком, поспишь полчаса и опять в цех, в холод. Короче два месяца я проработал контактчиком, за первый месяц получил 1 150 рублей, за второй …? я так и не получил находясь на зоне зарплаты ни за месяц в цехе контактной сварки, ни за почти месяц в столярке. Позже, после оправдания и приезда в Астрахань я получил перевод на почти 4000 рублей, правда, за что, там не было написано. Со мной был, как бы заключён договор, на обратной стороне последнего листа чужого договора, где было написаны условия труда, зарплату в 3800 рублей и согласие на отчисление 75% на своё содержание. На возмущения по поводу удержаний нам говорили, что работающие зэки должны “содержать” 2-3 неработающих.
Можно ли считать мои условия труда опасными для здоровья? Да, можно. Положены мне какие-то льготы? Может и положены, но я их получал пару-тройку раз в виде яичницы из двух яиц и пару мисок молока . Были и те, кто получал совсем мало, мой друг больше 500 рублей не получил не разу, то 200 то 300. Да и другие жаловались на отсутствие зарплаты. Да и наряды, а уж ведомости на зарплату нам не показывали. То, что нам что-то заплатили, мы узнавали в местном ларьке, куда нам на личный счет и перечисляли деньги. В моём отряде было несколько человек, которые работали в швейном цеху, так там вообще смешные зарплаты были: 8 рублей, 35, 56. Это только один мне человек говорил. А были и десятки других, кто получал столько же, причем большинство из них никаких выплат по искам потерпевшим или государству не имели» – рассказал Игорь Стенин.

«Частенько бывают случаи бесплатной работы осужденных, но кому жаловаться? Попасть в ШИЗО? Некоторые готовы и без оплаты выходить на работу, по разным причинам. Кстати, уволиться по собственному желанию тоже можно только через ШИЗО. Выживают там люди, как могут. Нет медицины, нет охраны труда ( вся охрана труда это роспись в журнале инструктажа по безопасности). Станки от СССР достались, спецодежду перед проверками из УФСИНа выдают» – сообщил Стенин.

 

 

Статья 37 Конституции РФ

  1. Труд свободен. Каждый имеет право свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию.
  2. Принудительный труд запрещен.
  3. Каждый имеет право на труд в условиях, отвечающих требованиям безопасности и гигиены, на вознаграждение за труд без какой бы то ни было дискриминации и не ниже установленного федеральным законом минимального размера оплаты труда, а также право на защиту от безработицы.
  4. Признается право на индивидуальные и коллективные трудовые споры с использованием установленных федеральным законом способов их разрешения, включая право на забастовку. 5. Каждый имеет право на отдых. Работающему по трудовому договору гарантируются установленные федеральным законом продолжительность рабочего времени, выходные и праздничные дни, оплачиваемый ежегодный отпуск.

    Источник: http://constrf.ru/razdel-1/glava-2/st-37-krf

Конвенция
о защите прав человека и основных свобод
(Рим, 4 ноября 1950 г.)

Система ГАРАНТ: http://base.garant.ru/2540800/#ixzz4qDDQE8j9

Статья 4
Запрещение рабства и принудительного труда

 

  1. Никто не должен содержаться в рабстве или подневольном состоянии.
  2. Никто не должен привлекаться к принудительному или обязательному труду.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *